Цепкало: при лукашенко беларусь превращается в черную дыру

Почему Лукашенко так поступает?

Андрей Суздальцев полагает, что, чтобы держаться во власти, нужно два фактора. Глобальная поддержка населения — чего нет, и поддержка России. А чтобы Россия поддержала Лукашенко, надо ее испугать.

Пока, по его мнению, протесты очень похожи на настроения, которые были в Ереване в 2018 году — «на вполне пророссийских позициях, там не было ни одного антироссийского лозунга».

«Но если Лукашенко объявит выступления людей «Майданом» и применит силу, то мы получим вторую Украину. Это жаль, что у нас в Белоруссии остается только один союзник — в одном человеке», — резюмировал Андрей Суздальцев.

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в или в

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или

Также будем рады вам в наших сообществах во

В 2020 году этот сценарий «актуален»

Напомним, что в 2010 году в организации протестов против несправедливых выборов Минск обвинял Запад, причем особый акцент делался на роли Польши и Германии. Сейчас власти намекают, что «белорусский Майдан» готовят из России. «Связь Тихановского с Россией многие называют очевидной — именно там он и выбивал свои капиталы последние пять лет», — утверждал телеканал «Беларусь 1» в сюжете 31 мая.

Отметим, что жена блогера — Светлана, зарегистрирован кандидатом в президенты, а сам он арестован по нескольким уголовным делам.

Во время встречи с председателем КГБ Валерием Вакульчиком 1 июня Александр Лукашенко заявил, что какие-то люди (их имен он не назвал), пользуясь поддержкой из-за границы, хотят устроить в Белоруссии Майдан.

» Лукашенко готовит Майдан сам»

Как сказал «Правде.Ру» политолог, эксперт по странам СНГ, зам. декана факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев, силовой сценарий готовит сам Лукашенко.

«В его понимании если появится его политический оппонент, то это нападение на государство. Лукашенко и государство — одно и то же», — сказал Андрей Суздальцев.

По словам эксперта, в городах Белоруссии сегодня идет уличная война, потому что 14 июня ЦИК Республики Беларусь отказал в регистрации двум ведущим кандидатам, которые «собирали львиную долю голосов» (Виктор Бабарико и Валерий Цепкало).

То есть, президент Белоруссии отказал людям в праве избирать и быть избранными и вытолкнул людей на улицу, «где ОМОН и армия», уточнил Андрей Суздальцев.

По его мнению Майдана в 2010 году не было — никто палатки не ставил, люди совершенно были безоружные, и их «больно» разогнали. Там были раненые, избитые и так далее.

Об обвинениях телевидения в фашистских символах

― …И теперь власть действительно находится в очень сложной ситуации, потому как одно дело с мужчинами сражаться, сажать их в тюрьму. И совершенно другое дело сражаться с тремя женщинами…

Целая передача была по белорусскому телевидению о том, что моя супруга предложила одеваться в белое все или белую ленточку повязать или белую кофту, рубашку. И это признаки фашизма, это начинается фашизм. И то, что вот эти символы ― сердечко, victory и так далее ― тоже фашистские символы. Разрождается сейчас наше телевидение официальное. Разрождаются сейчас такими обвинениями СМИ.

Но это же просто бред какой-то. Обвинить трех женщин, которые никогда не занимались политикой, которые просто пошли в нее, потому что так сложилась ситуация.

Их обвинять в том, что они какой-то путч готовят. То есть это просто больная должна быть власть. Должно быть просто больное какое-то мировоззрение. Для того, чтобы такие обвинения в их адрес посылать.

Я думаю, что при Лукашенко как раз Беларусь превращается в черную дыру. Где люди просто выезжают массово в Россию.

Что подвигло Цепкало выдвинуться кандидатом в президенты

― Меня побудило, прежде всего, то, что у меня есть самостоятельное видение развития Беларуси. Я 25 лет изучал, даже больше, наверное, 30 лет изучал опыт догоняющего развития.

Я понимал, как происходит модернизация. От модернизации Японии при революции Мэйдзи до модернизации США после получения независимости. Очень сильное впечатление на меня производила модернизация стран Юго-Восточной Азии.

Я работал в советском посольстве в Финляндии, и я видел, каким образом Финляндия выходила из того экономического кризиса, который был в 1990-1991 году, когда распался Советский Союз, и она потеряла этот льготный режим торговли. Обобщенную систему преференций. Клиринговую систему платежей, извините, которая существовала в СССР.

И я видел, как Финляндия выходила и буквально через 10 лет она стала второй в мире по ВВП, по уровню жизни и так далее.

И второе. У меня все-таки есть и практический опыт. Я создавал с нуля парк высоких технологий. Это один из, с моей точки зрения, наиболее успешных инновационных проектов на территории постсоветского пространства. Может быть и в Центральной и Восточной Европе.

То есть мы смогли и с нуля вывести экспорт программного обеспечения до миллиарда долларов за 10 лет, фактически создали новую отрасль. Появились бренды. Которые вообще стали о Беларуси по-другому говорить. Тот же и IBA, Вайбер, World of Tanks и Маскарад, и прочие продукты. Танчики эти.

То есть появились продукты, которые меняли традиционное восприятие Беларуси как страны, где только картошку сажают. И производят сельскохозяйственную технику.

Поэтому мне показалось, что вот это знание того, как надо создавать инновационную экономику и не только знание, но и практический опыт, я все-таки 12 лет создал, подчеркиваю, с нуля и довел его до логического завершения, этот проект.

Мне казалось, что я могу лучше справиться, чем человек, который был учителем истории Беларуси, партизанского движения и один год проработал директором совхоза.

Как попал в команду Лукашенко

― Он был оппозиционным лидером. …И тогда власть, как и сейчас, была абсолютно уверена, что власть не поменяется. То есть тогда это тоже было сопряжено с определенными рисками. То есть вся эта политическая кампания. И тогда он мне казался на самом деле искренним человеком, который хочет перемен, который хочет, чтобы Беларусь двигалась вперед и дальше.

И проблема заключается в том, что просто каким-то незаметным образом произошла его метаморфоза. Он полностью стал другим человеком. Когда, в какой момент это произошло — сложно, наверное, это все-таки скорее линейный некий процесс.

Как говорил Ницше: это скорее танец, чем прыжок. То есть это все-таки постепенные какие-то изменения происходили. Но в Беларуси долгое время существовал так называемый социальный контракт негласный неписаный между властью и обществом. То есть между Лукашенко и обществом.

И в соответствии с этим социальным контрактом белорусы готовы были отказаться от части своих политических свобод. И получить взамен экономический рост. И это было. Но последние 10 лет просто валимся в яму.

И это произошло после кризиса 2008-2009 года, где ВВП у нас не вырос ни на один процент. Более того, он упал.

И это происходит на фоне, когда ВВП США вырос на 60%, европейский ВВП на 50%. 270% — рост ВВП в Китае.

Зарплата в Китае от 300 до 800 долларов, на 500 долларов росла. И в это время в Беларуси падение. С 60 млрд. ВВП до 58. Зарплата с 500 долларов до 450.

То есть ясно, что социальный контракт оказался нарушен властью. И перестал экономический рост идти. И я уже не говорю, что там огромное количество субъективных факторов стало накладываться.

То есть его грубость, его заносчивость. Его вульгарность, хамство в отношении людей, которое он, совершенно не стесняясь, стал демонстрировать, то, чего раньше не было…

То есть Лукашенко, возможно, остался таким, каким он был 10 и 15 лет назад, но общество белорусское изменилось и то, что раньше нравилось людям — хамство, грубость, неотесанность и прочее – оно перестало нравиться более образованному поколению.

Про угрозу потери независимости

― Я считаю, что реальная угроза для Беларуси для потери независимости — это абсолютно бездарная экономическая политика, социальная политика. Абсолютно не соответствующая современным представлениям и современным требованиям правовая система. Судебно-правовая система. Отсутствие вообще независимого какого бы то ни было парламента.

То есть я просто к чему говорю. К тому, что надо нам создавать нормальную современную правовую систему, где бизнес не будет чувствовать этот прессинг налоговый, а будет чувствовать себя более-менее защищенным. Где люди будут чувствовать себя защищенными. При лукашенковской системе, я думаю, что Беларусь обречена.

Победитель «злых кремевских олигархов»

Сложный сценарий, по версии журналиста, Лукашенко предложили те люди на Западе, которые стоят за министром иностранных дел Владимиром Макеем. По их замыслу, Лукашенко должен был выйти победителем президентских выборов при имитации серьезного электорального процесса и борьбы за суверенитет Белоруссии от посягательств со стороны «злых кремлевских олигархов».

На вопрос почему вышла ситуация из-под контроля президента, журналист ответил, что Лукашенко потерял доверие народа, его не поддерживают» даже бюджетники и пенсионеры», «это герой позвчерашнего дня», избиратели понимают, «что лучше жить они при нем не будут, а только хуже». Повлияла на снижение его рейтинга и позиция по коронавирусу, который он признал «обычным вирусом», бросив население на произвол судьбы.

Оцените статью
Добавить комментарий