Первая победа Mercedes в ле мане

Исход «Ле-Мана» определил последний час

После трех сотен кругов и 1300 минут на трассе лидером и почти несомненным претендентом на победу считалась «Тойота» №7 с составом Кобаяси-Конвей-Лопес. Преследователи держали примерно сходный темп, оставалось совсем немного дистанции, технических проблем не возникало — казалось, интриги больше не осталось.

Но Ле-Ман суров и беспощаден — случиться может что и когда угодно. Ребята из японской команды ощутили это на себе, когда у них прокололо колесо — пришлось замедляться и ехать на дополнительный пит-стоп.

Для экономии времени бригада механиков сменила только переднюю правую шину — по данным датчиков, именно она теряла давление из-за пробоины. Но в процессе следующего круга выяснилось, что техника обманула: настоящий прокол случился с правой задней покрышкой, так что Лопесу пришлось тащиться со скоростью карта еще один круг и заезжать на еще одну лишнюю смену колес. За время всех этих манипуляций партнеры из восьмого экипажа вышли вперед — а ведь если бы на первом внеплановом пит-стопе на прототип поставили бы четыре новые шины, а не одну, то Кобаяси, Конвей и Лопус сохранили бы победу.

Но удача все-таки улыбнулась именно Алонсо, Буэми и Накадзиме. Теперь у испанца есть не только два титула «Формулы-1», но и два трофея с «Ле-Мана». Кадзуки с Себастьяном тоже вошли в историю как двукратные победители «24 часов» – а ведь им могла помешать всего лишь незакрытая дверь.

Попытки возродить конкуренцию в LMP1 провалились

«Тойоте» так никто и не бросил вызов — и ситуация легко читалась еще год назад, когда «Ауди» и «Порше» объявили о закрытии программ в гонках на выносливость. Тогда казалось, что их решение просто убьет наибыстрейший класс, однако в Международной автомобильной федерации попытались разрулить проблему путем привлечения в LMP1 частников из LMP2. Для «уравнения» производительности с заводскими машинами «Тойоты» новичкам разрешили разработать новые прототипы и задействовать не гибридные (как у японцев), а обычные двигатели.

Именно из-за моторов решение ФИА и не сработало, потому как авточиновники по сути попытались усидеть на двух стульях: с одной стороны, вернуть в самый технологичный класс хотя бы некоторое подобие конкуренции, а с другой — сохранить смысл существования и использования силовых установок с электромодулями. Сбалансировать две технологии попытались через новые правила по расходу топлива – «Тойоте» разрешили потреблять 80 кг в час, а для остальных частников вывели лимит в 108 кг в час. Причем организаторы даже не скрывали, что итоговой целью ограничений стало желание дать преимущество обладателем «гибридов» в полсекунды на круге — и японцы оказались единственными с данными силовыми установками.

«Вы можете себе представить, чтобы одной команде «Формулы-1»разрешили использовать мотор V12 с двумя турбинами без ограничений на количество двигателей на сезон?» – ртиторически вопрошал пилот «СМП Рейсинг» Михаил Алешин еще в апреле.

«Мы и близко к ним не подберемся, они просто с другой планеты, – резюмировал гонщик «Ребеллион» Андре Лоттерер в мае. – Правила просто не позволяют нам ехать быстрее, чем «Тойота». По чистой скорости они будут непобедимы. Единственной стратегией будет стабильность и надежность ».

Но перед стартом «24 часов» вскрылась еще одна проблема — из-за топливных ограничений частные команды LMP1 оказались ненамного быстрее машин из LMP2, что здорово затруднило обгоны. У машин «Тойоты» же подобных неувязок не возникло.

«Они ускоряются на выходе из поворотов, в то время как мы просто застреваем , потому что у нас нет такой мощности на прямой, – пожаловался пилот «Рибейон» Нил Джани. – Именно на этом мы будем терять больше всего времени».

На финише японцы доказали огромное преимущество в трафике, выиграв у экипажа, занявшего третье место, 10 и 12 кругов соответственно при одинаковом количестве поломок.

Победа далась Алонсо преступно легко

Заслуги Фернандо в самой победе не так и много — фактически именно команда и напарники в лице Кадзуки Накадзимы и Себастьяна Буэми привезли испанцу заветный трофей. В конце концов, экипаж под номером «восемь» стартовал с поула именно из-за стараний японца, проехавшего сверхчеловеческий круг и опередившего всех остальных (включая испанца) аж на две секунды. Да и в остальные 24 часа «Тойоту» Алонсо постоянно пропускали на лидирующие позиции без малейшего сопротивления: стоило машине с седьмым номером оказаться впереди, как происходило что-то вроде такого.

Или вообще вот этого.

И Фернандо, и его напарникам дорогу уступали демонстративно и совершенно неприкрыто целых четыре раза

Если после победы на «6 часах Спа» болельщики осторожно говорили о решающем факторе в виде командной тактики, то в Ле-Мане мостик «Тойоты» заявил о себе в полной мере. Ни один пилот второй машины (а там жгли Конвей, Кобаяси и Лопес) даже не попытался упираться, да и самому Алонсо в соперники досталось самое слабое звено второго экипажа — аргентинский чемпион WTCC

Удивительно, но Хосе-Мария ехал слабее напарников, постоянно ошибался и срезал повороты, а однажды его даже развернуло — так что совместный с ним отрезок наверняка не создал трудностей одному из лучших пилотов «Ф-1». Однако надо отдать должное и гоночному мастерству Фернандо: с настроенным на пилотаж в темное время суток прототипом он за свой ночной отрезок в 25 кругов отыграл целую минуту у машины №7. Но стали ли эти 60 секунд ключевыми в борьбе за победу?

С другой стороны, настолько топорная, некрасивая и нелепая командная тактика «Тойоты» имеет относительно разумное объяснение. Просто в предыдущие годы японцы уже были быстрейшими и упускали победы совершенно глупо: в 2016-м лидировавший экипаж Накадзимы сошел за три минуты до конца заезда, а в 2017-м Камуи Кобаяси спалил сцепление из-за ошибки на пит-лейн (гонщик ждал разрешающего сигнала на выезд от маршала, когда к его машине пилот команды другого класса и поприветствовал в знак поддержки — в результате японец тронулся с места и вынужден был экстренно остановиться, испортив механизм зажигания).

После подобной серии из двух инфарктообразующих коллапсов главной целью «Тойоты» закономерно стало завершение гонки обоими экипажами на максимально высоких позициях. Именно поэтому концерн из Айти не побрезговал полным отказом от борьбы между своими машинами — а из-за подавляющего преимущества над остальными командами проблем с соперниками у них больше не возникло. Ничто, кроме поломок, не могло встать между Алонсо и его победой.

Кто еще победил в «Ле-Мане»

В классе LMP2 впервые в истории выиграла российская команда G-Drive Racing в составе Романа Русинова, Андреа Пиццитолы и Жана-Эрика Верня. Причем совершенно заслуженно — Русинов штурмовал победу уже в девятый раз, а лидер «Формулы Е» всем показал свое превосходство, привозя соперникам по 5-6 секунд чуть ли не на каждом круге.

Среди профессионалов в GTE выиграл «Порше» под управлением Михаэля Кристенсена, Кевина Эстре и Лоренса Вантора, а среди любителей лучшей стала команда «Демпси-Протон» (тоже на «Порше») в составе Мэтта Кэмпбелла, Кристиана Рида и Жюльена Андлаэура. Это отличный подарок к 70-летию немецкой марки.

Русский прототип «СМП Рейсинг» под управлением Виталия Петрова, Михаила Алешина и чемпиона «Формулы-1» Дженсона Баттона сошел за час до финиша гонки, хотя к тому моменту уже давно не претендовал ни на что из-за долгого ремонта в боксах. Еще один экипаж команды в составе Стефана Сарразена, Матевоса Исаакяна и Егора Оруджева сошел после ночной аварии — из «СМП» до финиша на 16-м месте добрался лишь болид в классе LMP2 (Виктор Шайтар, Харрисон Ньюи, Норман Нато). Также закончил гонку и еще один экипаж российской команды G-Drive Racing в составе Джеймса Аллена, Хосе Гутьерреса и Энцо Гибберта.

Экипаж Алонсо проигрывал из-за незакрывшейся двери

Примерно 12 часов гонки главные фавориты ехали в схожем темпе: на 12-м часе при после очередной смены Камуи Кобаяси выигрывал у двукратного чемпиона «Ф-1» всего несколько секунд. Спустя 120 минут отрыв вырос до трети круга, причем Алонсо нигде не ошибался, не вылетал и застревал в трафике — просто понемногу проигрывал на каждом секторе и каждой прямой.

В «Тойоте» долго искали причину, но когда обнаружили — то, наверное, долго смеялись и плакали.

«Машина потеряла в скорости, и мы экспериментировали с углом переднего и заднего антикрыльев, чтобы вернуть темп. В итоге выяснилось, что дверь просто не закрылась до конца! – написал Алонсо в твиттере, – Вот бы решение каждой проблемы было бы таким же!».

Поскольку дверь в прототипе LMP1 составляет часть обтекаемой кабины, то ее неплотное прилегание снизило эффективность шасси на прямых и в быстрых поворотах. В гонках на выносливость ключевой и правда может оказаться каждая мелочь.

Российская команда на подиуме

Третье место в сильнейшем классе LMP1 все-таки досталось российскому экипажу «СМП» Виталия Петрова, Стоффеля Вандорна и Михаила Алешина – хоть в этой категории участвовали всего 8 болидов (включая две доминирующие «Тойоты»), победить всех конкурентов из частников тоже было очень нелегко. Вторая машина команды под управлением Сироткина, Оруджева и Сарразена до финиша не добралась из-за ночной аварии.

Ярко выступал еще один российский коллектив – G-Drive Racing в составе Русинова, Верня и ван Эйтерта. Экипаж половину гонки возглавлял протокол класса LMP2, но после одного из пит-стопов на болиде заглох мотор – пришлось толкать машину в боксы и разбираться. В результате россияне потеряли 20 минут и упустили даже подиум – на финише оказались шестыми в своем классе и одиннадцатыми в общем зачете.

Что ждет Алонсо в будущем?

Теперь среди целей Фернандо остались лишь «500 миль Индианаполиса» – и он однозначно снова попытается там выиграть уже в ближайшее время. Вполне вероятно и завершение карьеры в «Формуле-1» ради полного перехода в «Индикар» – как гласят слухи, испанец разочарован отсутствием прогресса «Макларена» после перехода с двигателей «Хонды» на «Рено» и всерьез рассматривает переезд за океан в качестве опции для продолжения карьеры. Не стал отпираться в одном из последних интервью и глава команды Зак Браун, подтвердивший разочарование Алонсо и наличие у него кучи альтернативных опций.

Сам Фернандо регулярно отвечает в твиттере на приглашения в «Индикар» примерно так.

Оцените статью
Добавить комментарий